Способы решений медицинской конфликтологии путем применения уголовного и административного законодательства.

Способы решений медицинской конфликтологии путем применения уголовного и административного законодательства.

          На заседании Национального совета общественного доверия (27 мая 2020г.) Президент Касым-Жомарт Токаев предложил пересмотреть целесообразность уголовного преследования за врачебные ошибки и нарушение порядка проведения клинических исследований. В частности, критически проанализировать целесообразность уголовной ответственности, причём непременной уголовной ответственности медработников за так называемое ненадлежащее выполнение своих обязанностей. Также пересмотреть применение уголовного наказания за нарушение порядка проведения клинических исследований. Угроза наказания отталкивает медицинских специалистов от науки.

 

Как Вы думаете в каком направлении нам дальше двигаться?           

По поручению главы государства необходимо разработать и внедрить системы юридической и финансовой защиты и ответственности медработников, включая гарантирование профессиональной деятельности. Также необходимо перейти к административной и гражданско-правовой ответственности медицинских работников, по примеру развитых стран.

         На наш взгляд, настало время направить гуманизацию, согласно Концепции правовой политики на 2010-2020 годы, в уголовном законодательстве в сферу здравоохранения. И следует начать со статьи 317 Уголовного кодекса, главенствующей в главе 12, содержащая признаки преступлений, совершаемые медицинскими работниками по неосторожности при этом последствиями являются причинение здоровью пациента вреда средней тяжести, тяжкого вреда, или повлекшие смерть одного, двух и более лиц.

        По статистике, уголовные дела в отношении медицинских работников в основном возбуждается по этой статье.

        Медицинские работники не представляют большой общественной опасности для общества, кроме несения жизни и здоровья, как наивысшего блага для человека, и поэтому в статье 317 Уголовного кодекса основным квалифицирующим признаком является неосторожность, т.к. умысел ими недопустимо.       

        Понимая и принимая факт того, что медицинские работники несут в себе социальную функцию защиты здоровья пациента, факт умысла исключается из возможных неблагоприятных последствий. А возникшие конфликты не могут нести уголовный характер ответственности. Понятие «медицинская конфликтология» в данном случае имеет первостепенное место. Так как из понимания данной терминологии вытекают реальные варианты ответственности медицинских работников. Медицинские конфликты, возникающие между врачом и пациентом, возникают при столкновении мнений, взглядов и интересов участников взаимоотношений.

         В зависимости от причин возникновения конфликта, а также наступившего последствия, практика выделяет судебный и досудебный способы решения. При судебном способе разрешения необходимо четкое определение неблагоприятного последствия. Оценка данного последствия возможна лишь при проведении соответствующей медико-юридической экспертизы, определяющее факт умышленного причинения вреда однако выше нами оговаривалась особенность медицинской деятельности как деятельности, направленной на поддержание жизни и здоровья пациента, как высшей ценности человека.

       

Какие еще внесудебные механизмы можно было бы использовать? 

Наиболее эффективным способом разрешения конфликтов в сфере здравоохранения должны стать досудебные способы разрешения. Данный способ имеет четкое обоснование, поскольку внедрен в систему разрешения споров на законодательном уровне. Досудебное решение споров имеет также историческое обоснование.

        Суд биев, как суд высокой морали, строился и основывался на таких фундаментальных принципах, составляющих его незыблемые основы, как неподкупность судьи, справедливость как суть и моральная ориентация судебных решений, доступность и публичность суда, владение судьей ораторским искусством как средством доказывания и обоснования судебного решения, ориентированность суда на примирение сторон и полное возмещение причиненного правонарушением ущерба. Одна из ярких особенностей суда биев — в его духовности: духовное содержание рассматриваемых споров всегда превалировало, бии старались придерживаться в первую очередь моральных установок, сложившихся в обществе.

       Значение института суда биев в формировании государственности и правовой культуры казахстанского общества трудно переоценить. Великие казахские бии оставили нам богатое духовное наследие, которое не утратило своей актуальности и по сей день. Чего, например, стоит одно только высказывание известного русского исследователя ХIХ века В. Григорьева, который писал: «...у них возникли такое превосходное судопроизводство и такие порядки следственного и судебного процесса, каким могут позавидовать многие издавна цивилизовавшиеся народы». Немало лестных отзывов о казахском суде биев и биях мы найдем в работах и других русских обозревателей Степного края. И эти утверждения имеют место быть, поскольку сформировавшееся в недрах кочевого общества казахское правосудие в силу своей уникальности снискало всеобщее признание и заслуженно получило звание «Золотого века правосудия». В памяти народа Золотой век связан именно с периодом расцвета правосудия биев и торжества законности, пришедших на время царствования Тауке-хана. Суд биев стал важнейшим институтом государства, его опорой, играя консолидирующую роль в жизни казахского общества. И это стало мощным фактором сохранения государства, обеспечения единства казахских кочевников. В это же время увидели свет знаменитые правовые уложения «Жетi Жаргы».

         Опираясь на прежние уложения – "Қасым ханның қасқа жолы" ("Прямая дорога хана Касыма") и "Есім ханның ескі жолы" ("Древний путь хана Есима"), а также обычаи и традиции народа, Тауке создал систему новых законов, которые укрепили центральную власть и обеспечили единство казахов как нации. Под руководством выдающихся биев трёх жузов – Толе би (Старший жуз), Казыбек би (Средний жуз) и Айтеке би (Младший жуз), был разработан свод законов "Жетi жаргы" ("Семь установлений"). Тауке хан дополнил прежние степные законы семью новыми пунктами.

           Самый распространённый вид наказания в новом законодательстве – это материальная компенсация или выплата куна (стоимости).

           Как писал выдающийся правовед, академик С. Зиманов, конечной целью правосудия биев является примирение и перемирие сторон, как бы ни были сложны и обострены их взаимоотношения. Существовала установочная норма "Даудың түбі біту" – "Примирение есть цель и конец тяжбы".

          Лучшие принципы суда биев, основанные на гуманизме, справедливости, главенстве закона, неподкупности, приоритете примирительных процедур, имеют право на внедрение в современное законодательство и правоприменительную практику.

     В рамках реализации мероприятий Верховного Суда Республики Казахстан «Быстрые результаты 2018 года (в рамках проекта «7 камней правосудия»)» приняты ряд комплексных мер по вопросам развития досудебного примирения по рассматриваемым делам.

     В настоящее время во многих областных центрах страны созданы и функционируют Советы биев, созданы центры примирения, во всех судах выделены и работают судьи примирители и многое другое.

    

А какие нормативные правовые акты есть сейчас и куда должна быть направлена уголовная политика? 

 Согласно п.1 Нормативного Постановления Верховного Суда Республики Казахстан от 21 июня 2001 года № 4 «О судебной практике по применению статьи 68 Уголовного кодекса Республики Казахстан», правильное применение института примирения сторон способствует повышению роли и активности потерпевшего заявителем в уголовном процессе, полному и быстрому восстановлению их нарушенных прав и свобод, одновременно направлено на проявление гуманизма к лицам, совершившим уголовные правонарушения, впоследствии проявившим позитивное поведение, выразившееся в примирении с потерпевшим, заявителем и заглаживании вреда. ()

          Основным направлением развития уголовного права является определение возможностей поэтапного сокращения сферы применения уголовной репрессии путем расширения условий освобождения от уголовного наказания, прежде всего по отношению к лицам, не представляющим большой общественной опасности (лица, совершившие преступления по неосторожности).

          Уголовная политики государства должна быть направлена на введение в уголовный закон категории «уголовный проступок» и дальнейшую декриминализацию не представляющих большой общественной опасности правонарушений в сфере здравоохранения, а также переоценку степени тяжести отдельных уголовных правонарушений в этой сфере путем перевода преступлений в категорию уголовных проступков или смягчения наказаний. 

           Постепенное введение новых институтов восстановительного правосудия, основанных на примирении сторон и возмещении причиненного вреда.   

        Функция по досудебному определению статуса «неблагоприятного события» должа быть возложена на

        - консультационный орган при организации здравоохранения;

- региональный независимый медико-правовой экспертный совет.

В состав консультационного органа при организаций здравоохранения включить медицинских работников и экспертов профильных ассоциации здравоохранения. В состав регионального независимого медико-правового экспертного совета включить представителей государственного органа в сфере контроля качества оказания медицинских услуг, обращения лекарственных средств и медицинских изделий и санитарно-эпидемиологического благополучия населения, местных органов государственного управления здравоохранения областей, городов республиканского значения и столицы, фонда социального медицинского страхования, неправительственных организаций, а так-же при необходимости независимые экспертов и профильных специалистов, а также независимых экспертов, из числа профильных специалистов входящие в реестр экспертов в области здравоохранения, утвержденным уполномоченным органом.

Порядок определения случаев (событий) медицинского инцидента (за исключением небрежного отношения, бездействия медицинского работника), регламент деятельности консультационного органа при организации здравоохранения и регионального независимого медико-правового экспертного совета и ведения реестра экспертов в области здравоохранения утверждаются уполномоченным органом. Халатность исключить по тому же основанию.

Согласно ст.68 УК освобождению от уголовной ответственности не подлежат лица, совершившие тяжкие преступления.

Однако, ужесточая состав уголовного правонарушения за медицинские преступления законодатель прежде всего должен исходить из принципа общественной опасности данного деяния в сравнении с другими составами.

Исходя из необходимости соблюдения конституционной нормы о правах человека и гражданина необходимо расширить спектр применения примирения с потерпевшими виновных лиц, совершивших медицинские преступления, и внести соответствующие изменения в статью 68 Уголовного Кодекса.

На сегодня в право-примирительной практике правоохранительные органы и суды столкнулись с тем что виновные лица, привлекающийся за медицинские преступления, медицинские учреждения не собираются и не идут на возмещение ущерба потерпевшим (пациентам), зная о том что не подлежат освобождению от уголовной ответственности за примирением сторон.

То есть в данном случае, следуя принципу неотвратимости наказания, мы получили обратный эффект в виде нарушения прав потерпевших (пациентов) на полное и быстрое восстановление его имущественных притязаний.

Медицинские работники (медицинские учреждения) должны все же иметь возможность загладить причиненный вред и примириться с потерпевшими (пациентом).

Так если потерпевший и подозреваемый (подсудимый) пришли к соглашению, в том числе и в вопросах возмещения ущерба, производство по таким уголовным делам должны прекращаться, включая и по тяжким видам преступлений.

Считаем необходимым вернуться к предыдущей практике по освобождению от уголовной ответственности лиц совершивших преступления небольшой и средней тяжести в связи примирением с потерпевшим и при причинении смерти по неосторожности.

 

А есть история по этому вопросу? 

Возвращение к предыдущей редакции статьи 68 Уголовного Кодекса будет  иметь и свои исторические корни. Речь идет о степном казахском законе (праве) - Выкупе как материальной компенсации, о размере куна потери в связи со смертью некоего лица.

В казахском кочевом обществе регулятором общественных отношениях являлась кровная месть за убийство или членовредительство, со стороны членов рода, общины, к которым принадлежал потерпевший. В тоже время не исключалось и возможность уладить дело миром, путем переговоров старейшин общин или родов. По существу кровная месть явилась прогрессивным этапом развития института примирения сторон, поскольку применение её в рамках обычного права, явилось первоначальным правовым регулятором общественных конфликтов, направленных на урегулирование межродовых споров. Уложение хана Тауке «Жеті Жарғы» ограничило применение кровной мести. Допускалось возможность замены кровной мести, материальным вознаграждением (выкупом). По обычному праву казахов, как и по обычаям многих других народов, уплата уголовной пени сопровождалось не редко не только полным примирением, но и заключением на будущее союза мира, родства, дружбы, как это вообще принято для мирного исхода всяких межродовых конфликтов.

        Соответственно, необходимо предоставлять такой способ досудебного рассмотрения, при котором будут справедливо удовлетворены ожидания граждан на качественную и доступную медицинскую помощь. Сегодня таким способом может быть медиаторство. Для полного и качественного внедрения медиаторства в систему решения медицинских споров, необходимо определить и четко понимать суть медицинского конфликта. Институт примирения сторон, в данном случае, тот самый ключевой шаг.

Путем обращения к медиаторам сокращается период разбирательств в медицинском конфликте, ускоряется процесс восстановления нарушенных прав пациента, а также идет проявление гуманизации к лицам, совершившим нарушение, тем самым, повышается авторитет профессии медицинского работника. При этом, наступившая ответственность имеет место быть, медиаторство не снимает с медицинских работников ответственности, развязывая им руки. Переход к примирению путем применения 64 статьи КоАП РК даст возможность применять к медицинским работникам таких дополнительных мер взыскания как штраф, профессиональные ограничения в деятельности медицинских работников и др. Для этого необходимо пересмотреть процедуру разрешения медицинских конфликтов на законодательном уровне путем введения медиаторства в обязательный досудебный способ разрешения медицинских конфликтов. А также расширить круг субъектов статьи 64 КоАП РК. 

Завершая нашу беседу обращаю внимание и на проблемы, которые имеют традиционно-негативную направленность корпоративной заинтересованности в сфере медицины. Об этом мы поговорим в следующей нашей беседе.

 

С нашим корреспондентом Сергеем Николаевым в беседе участвовал – известный юрист, кандидат юридических наук, специалист в области медицинского права Бахытжан Аскаров

 

 

 

 

Оцените новость

  • Ваша оценка
Итоги:
Проголосовало людей: 0

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Поля обязательны для заполненеия - *

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив