УСЛЫШАТЬ МНЕНИЕ ВРАЧЕЙ

УСЛЫШАТЬ МНЕНИЕ ВРАЧЕЙ

В обществе не утихают споры о правомерности декриминализации ошибок, допущенных врачами при лечении больных. С другой стороны, растет количество обращений, связанных с возмещением вреда вследствие, как считают граждане, ненадлежащей медицинской помощи. О том, как решить эти проблемы мы беседуем с Бахытжаном Аскаровым, судьей в отставке, кандидатом юридических наук, руководителем аппарата Медицинского университета Астана.

- Ректор Медицинского университета Астана Дайнюс Павалькис, известный европейский врач, ученый, входящий в научную группу Европейской комиссии по вопросам здравоохранения, имеет большой опыт работы в сфере права. Это неплохое начало для защиты прав врачей?

- Действительно, мы провели несколько встреч с ректором МУА, прежде чем я приступил к изучению этой проблемы. Мы проанализировали законы нашей страны, касающиеся уголовной ответственности врачей. Если врачом при лечении пациента допущена ошибка, повлекшая тяжкие последствия, он попадает под суд и может быть даже заключен в следственный изолятор. Согласно моим данным, в стране к уголовной ответственности привлечено около 600 врачей. Но кому от этого стало легче? Может быть пациентам или их родственникам? Конечно, нет.

На мой взгляд, в первую очередь, нужно внедрить прозрачный и эффективный механизм компенсации нанесенного врачами вреда.

Ведь когда мы говорим о медицине, то, в первую очередь, должны понимать высокую вероятность непреднамеренных ошибок и профессионального риска врачей, без признания которых нельзя использовать все возможности лечения, спасения человеческих жизней.

Мы изучили опыт Европы, США, России, Украины и других стран по декриминализации ошибок, допущенных врачами в своей профессиональной деятельности. Общая мировая практика такова, что врачебные ошибки должны рассматриваться в первую очередь независимыми медицинскими советами, а не судами и полицией. Например, если пациент умирает, большинство людей готовы жаловаться на то, что «врач сделал это специально», но на самом деле в медицине нет умышленных убийств. Есть случаи халатности, или без действие то есть неоказания или ненадлежащего оказания помощи, за них нужно обязательно нести ответственность. Однако, бывают другие ситуации, когда пациент впадает в кому и врачам приходится спасать его жизнь, начинать операцию, не получив согласие пациента. Ведь если операция не будет проведена, возбуждается уголовное дело по причине бездействия врача. Если же операция проведена по протоколу, а пациента спасти не удалось, то конечно же это не уголовное преступление.

- В каких случаях рассматривается уголовная ответственность врачей?

- Уголовная ответственность предусмотрена за умышленное увечье или убийство. Решения в отношении врачей принимаются судом на основании заключений судебно-медицинской экспертизы. Однако такой подход, на мой взгляд,  не исключает роль независимых врачебных жюри, их тоже надо подключать к делу. Следователь не может знать все тонкости и особенности болезней, потому что он не врач, и судья, рассматривающий дело, тоже не врач. Такой подход по привлечению независимых врачебных комиссий к расследованию медицинских ошибок,  применяется во всем мире.

Пока же наши врачи работают под страхом уголовной ответственности. Боязнь ее (не за халатность, а за «неправильно» проведенное лечение) толкает врачей на искажение истинной картины заболевания и проведенного лечения. Классический пример – история болезни многократно переписывается.

Очевидно, нам важно четкое определение понятия «врачебная ошибка». Нужно наказывать врача, если он оставил пациента без помощи, или не оказал ему ту помощь, которая была необходима. Но в тяжелой ситуации, когда шла борьба за жизнь пациента, но болезнь оказалась сильнее, ставить на враче клеймо преступника нельзя.

Кстати, расхожее мнение – доказать врачебную ошибку, даже если она очевидна, невозможно, поскольку эксперты, сами медики и всегда работают в пользу коллег – ошибочно. Во-первых, к работе привлекают экспертов из других регионов, чтобы исключить круговую поруку, во-вторых, работают они по обезличенным документам.

- Значит, врачебным жюри лучше самим рассматривать вопросы компенсации ущерба пациентам, не доводя дело до суда?

- Безусловно. Например, в случае подозрения врача в халатности, нанесении пациенту материального ущерба и морального вреда, люди начинают писать письма Президенту, в министерства и ведомства, обращаются в суды. Такие разбирательства зачастую неэффективны и могут длиться годами.  Я же считаю, что подобные претензии, в первую очередь, должен рассматривать независимый врачебное жюри и решать вопросы без промедлений и бюрократических проволочек, в этом будет его главное преимущество. В такой орган должны входить не только высококвалифицированные врачи, но и юристы.

В медицинской практике бывают очень сложные операции, исход которых заранее предусмотреть нельзя. Поэтому у медицинского учреждения обязательно должен быть страховой полис, чтобы иметь возможность возместить возможный ущерб пациенту или же выплатить компенсацию его родственникам в случае трагического исхода болезни. Полис должен быть получен медицинскими лечебными учреждениями, где они трудятся. У врача нет средств на его покупку, у клиники, конечно, есть. Затем, в спорной ситуации, жалобы пациента или его родственников, вышеназванный жюри рассмотрит дело, и в случае обоснованности претензий лечебное учреждение возместит ущерб через страховую компанию.

В этом случае интересы и пациента, и врача защищены страхованием врачебной ответственности. При этом, даже если доктор уличен в том, что его неумышленные действия нанесли пациенту вред, тюрьма ему не грозит. Однако его работу бескомпромиссно разберут на врачебном жюри и могут рекомендовать отстранить его от работы, отправить на переаттестацию, прекратить или приостановить лицензию принять другие меры. Словом, введение обязательного страхования ответственности врача, на мой взгляд, позволит снять множество проблем с пациентами.

Еще одно важное условие безусловно в любой сфере есть корпоративный интерес. Например, стандарты лечения создает Минздрав и сам же осуществляет их контроль. То есть сам лечит и сам же проверяет. А экспертное заключение о качестве предоставленных услуг, по моему убеждению, должно быть независимым. Ведь если экспертиза будет независимой, решение суда будет справедливым. В этом случае интересы и пациента, и врача защищены страхованием врачебной ответственности. При этом, если доктор уличен в том, что именно его действия нанесли пациенту вред, тюрьма ему не грозит. Однако его действия бескомпромиссно разбирают в жюри. Словом, введение обязательного страхования ответственности врача, на мой взгляд, позволит снять множество проблем, по взаимотношениях (пациент и врач, и придаст эффективность).

Сейчас практически все понимают, что на врачах лежит большая ответственность. Мы должны постараться как можно скорее решить проблему декриминализации врачебных ошибок. Тогда повысится и качество медицины, и качество образования.

- Что делать, если пациент или его родственники потребуют необоснованную сумму за нанесенный материальный ущерб и моральный вред?

- И такое происходит. Только страховые компании могут обоснованно возместить ущерб или отказать в чрезмерной выплате. Конечно, в таком случае никто не может лишить человека права обращаться в суд, если он посчитает свои права и интересы ущемленными.

 - Если у нас декриминализуют врачебные ошибки, не ослабит ли это ответственность медицинских работников перед пациентами и чувство долга, как утверждают многие граждане?

В развитых странах, например в Великобритании и во Франции, приняты принципы Всемирной медицинской ассоциации, исключающие корпоративное единство медицинских учреждений, в которых созданы специализированные комиссии, общества по защите прав пациента и медицинских работников, непосредственно участвующих в разработке и контроле качества оказания медицинских услуг, законов, нормативно-правовых актов.

В нашей стране необходимо при Министерстве здравоохранения РК создать (выделить) организацию – агентство – по контролю качества оказания медицинских услуг, которое напрямую будет подчиняться Президенту Казахстана, поскольку охрана здоровья является Конституционным правом гражданина, а Президент – гарант этих прав. Тем самым можно искоренить предвзятую корпоративность. А на деле, недопустимо, чтобы сам разработчик стандартов лечения проверял деятельность медицинских работников.

Ослабит ли это ответственность медицинских работников перед пациентами? хотелось бы объяснить на следующем примере:

 - Пациент обращается в суд с иском к врачу. А врач в это время проводит операцию. Но его настойчиво зовут в суд.  В этом случае, в первую очередь, снижается качество медицинских услуг. Ведь как он будет работать под таким психологическим давлением?

По данным Министерства здравоохранения, на медицинских работников поступает до 90 тысяч жалоб в год, и с каждым годом это число растет. При поступлении заявления, суд назначает экспертизу, возбуждает уголовное дело, если совершено умышленное преступление. А если преступление произошло по неосторожности, уголовное дело не возбуждается. Однако не Правительство, а пациент, должен быть в конечном итоге в какой-то мере удовлетворен, то есть получить компенсацию за нанесенный ему материальный ущерб и моральный вред.

- Будут ли в этом году Вами подведены итоги изучения проблемы декриминализации врачебных ошибок?

Да, конечно. Мы открыли для изучения этого вопроса специализированную кафедру медицинского права и этики на базе нашего университета, с перспективой правового всеобуча в медицинских учреждениях страны. На протяжении более одного года Медицинский университет Астана стремится поднять вопросы по защите прав медицинских работников и пациентов, привлекая внимание государственных органов и юридической общественности. В этой связи университетом проведен ряд мероприятий, среди которых проведение 3 ноября т.г. круглого стола «Проблемы и перспективы применения медиации при разрешении споров между медицинскими организациями и пациентами», а также создание Центра примирения по разрешению медицинских споров.

Центр направлен на организацию процедуры медиации по спорам, возникающим между медицинскими организациями и пациентами, на основании претензий пациентов к качеству оказанных медицинских услуг, ненадлежащему оказанию или неоказанию медицинской помощи и причинения в результате этого имущественного и (или) морального вреда.

Изучение нормативно-правовых актов и исследование систем стран ближнего зарубежья показали на отсутствие понимания или осознания возможности поднимаемых вопросов со стороны парламентариев, правоохранительных органов и общественности, тем самым тоже самое произойдёт в нашей стране. В связи с чем следовало бы ратифицировать международные конвенции по охране здоровья принятых на 17-ой Всемирной Медицинской Ассамблее (Нью-йорк США, октябрь 1963 г.) и 35-ой Всемирной Медицинской Ассамблее (Венеция, Италия октябрь 1983 г.) регламентирующих принципы и стандарты организации системы охраны здоровья, направленные защите прав пациентов и медицинских работников, их независимости и много другое, которые приняты во многих развитых странах Европы и Америки.

В заключение хотелось бы добавить, что преподаватели, доктора и кандидаты юридических наук кафедры «Медицинского права и этики» НАО «Медицинский университет Астана» готовы принять участие в разработке нормативно-правовых актов касающихся вышеуказанных вопросов.

Оцените новость

  • Ваша оценка
Итоги:
Проголосовало людей: 1

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Поля обязательны для заполненеия - *

  • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
    heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
    winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
    worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
    expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
    disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
    joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
    sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
    neutral_faceno_mouthinnocent
Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив